March 18th, 2004

goggles

Математические пальцы

Был сегодня на докладе. Какой-то хрен из Стэнфорда, ныне с визитом в Кембридже. Довольно молодой и чудовищно пиарный. Говорит: "Я как-то слушал доклад Ленстры, где он сказал, что математический доклад без доказательств - это всё равно что фильм без сцены любви". После чего воспроизвел скучнейшее свое доказательство с кучей ненужных технических деталей. Писал при этом мелом на доске, ужасным почерком.

В конце хотелось сказать: "You porn sucks, mate. Money back!"

Потом пили чай. Рассказывает: "Когда я был студентом в Принстоне, я понял, что там все здания похожи на церковь, даже gym. Потом я переехал в Беркли и понял, что там все здания похожи на gym, даже церковь". Fucking deep, yeah!

Пришел домой, посмотрел, что же это за птица. Оказывается, постдок, 4 статьи в средних журналах. Это объясняет, почему доклад был такой ерундой. Принстон, Беркли, Стэнфорд, Кембридж... Вот уж воистину не место красит человека!

А я тем временем, совершенно не надувая щек, открыл важную вещь! Получил ответ на старый вопрос: может ли самоподобное множество в Rn иметь пустую внутренность и положительную лебегову меру? Да, блин, может! Я построил целое континуальное семейство таких множеств, очень естественное. Про одномерный случай вопрос остается, но начиная с двумерного всё ясно. Теперь надо записать и послать куда-нибудь.
  • Current Mood
    working working
goggles

Neighbourhood

Я живу в Манчестере. Манчестер расположен в графстве Ланкашир. Графство Ланкашир - самое отстойное графство в Англии. Поэтому очень важно жить в правильном районе (neighbourhood или просто hood, как говорят brothers), иначе тебе могут настучать по щщам на улице или какой-нибудь обдолбанный ниггер будет заводить хип-хоп в 3 часа ночи.

Мы живем в правильном худе. Худ очень популярный, и купить здесь собственность нормальный человек не может. Зато может снять, что мы и делаем.

Все вновь прибывшие в нашем худе - яппи (young professionals). Они рассекают на маздах и ауди, у них, как правило, нет детей, и они долго в худе не задерживаются, потому что хотят в крутой Чешир. Когда им позволяют деньги, они туда уматывают.

Помимо вновь прибывших имеются старожилы. Наш худ никогда не был особенно плохим (run down), но лет 30 назад не был и особенно хорошим (posh). Поэтому на нашей улице обитают и lowlives.

Наш сосед - lowlife. Он выглядит ужасно: страшно толстый, с коротенькими ножками и каким-то вдавленным злобным тестяным лицом. У него есть дочка, оставшаяся ему в наследство от бросившей его герлфренд, выглядящая примерно так же, как и он и постоянно визжащая у нас под окнами. Мы зовем его Blob (среднее между bloke и slob), а его отвратительную дочку - блобёнок.

Блоб, видимо, нигде не работает, весь день шароебится по деревне из одного charity shop в другой и иногда помогает в кислотном пластиночно-книжном second-hand типа того, который был в фильме High Fidelity. Тем не менее, он снимает вполне приличный (по местным стандартам) дом, что для меня всегда было загадкой. Вчера мне объяснили, что когда ты теряешь работу, местный Department of Social Security платит твою квартплату, местный налог и, наверное, даже счета.

Таким образом, я, платя мои налоги, помогаю Блобу в его борьбе за существование. Если бы не я, вся эта дохлая блобятина уже давно бы переехала в муниципальную бетонную многоэтажку в ран-даун худе, полную наркоманов и пимпов. А так он наслаждается буржуазными прелестями нашего худа, покупает продукты в дешевом магазине Aldi и в ус себе не дует. Кроме того, ему явно помогает старая блобка - его мама, иногда приезжающая на старом-престаром "эскорте". Так что переезд ему не грозит!

Так работает принцип социальной справедливости в стране заходящего солнца.
  • Current Mood
    pissed off pissed off