January 21st, 2005

wolfenstein

Горчев идет по оси х

Моська лает на слона. Кто бы сомневался! Махровый совок, без единой искренней ноты, так себе, в общем, писателишко, напяливший шутовской колпак для защиты от летящих гнилых помидоров - он и взял-то "Эдичку", чтобы поплеваться. Ну вот и капнул пару убогих, злобных мыслишек... опрастался, литератор.

И это - властитель дум в России?! Фу-у-у...
goggles

Ночной трэш

"Ситроэн" мягко мчался по набережным ночного Парижа. Путь от пляс де ла Конкорд до пляс де ля Бастий казался вечным. Полицейские остались далеко позади, но Роберт этого даже не заметил. Что, что хотел сказать великий да Винчи своей картиной? Ведь он был такой шутник! Роберт вспомнил свою лекцию, прочитаннную в одном кабаке толпе изрядно пьяных матросов [...]

Ясно, что всё дело в числах Фибоначчи, но какую именно систему счисления имел в виду Леонардо?! Внезапно Роберт понял, что числа Фибоначчи - это не только математический артефакт, но и схема размножения кроликов. Он вспомнил, как мальчиком проводил часы и даже дни на ферме деда, следя за процессом размножения с неослабным интересом. Мысли его смешались и потекли в другом русле. [...]

Он внезапно поглядел на спутницу и поразился ее совершенству. Золотое сечение светилось над ее головой как нимб в лучах ультрафиолета. Она и была ключом, внезапно пронзило его. Это меняло всё. Нужно было опять возвращаться в Лувр, чтобы начертить на полу Большой галереи еще одну, финальную, пентаграмму и заняться на ней любовью с внучкой последнего Мастера Стула.

Таков был тысячелетний план, и теперь он должен был его исполнить...