February 23rd, 2009

wolfenstein

Еще одна армейская история

Раз праздник, расскажу еще одну армейскую историю. То есть, собственно истории как таковой там практически нет, но вы можете ее почитать из-за моего неподражаемого стиля, например. Или из-за прекрасно переданной армейской атмосферы, скажем. Или можете не читать, но бог вам тогда, болванам, судья.

Короче, история моя про тревогу. (Не хочу ее закавычивать - и так понятно, что речь идет не о термине из психоанализа.) Что есть тревога? Тревога, господа, есть состояние, когда начинает выть сирена, и все принимаются куда-то бежать. То есть не "куда-то", на самом деле, а согласно боевого расчета. Боевой же расчет - это такой список из двух колонок: в одной - имена, в другой - действия в случае тревоги. Просто, как всё гениальное.

Например, некоторые бойцы по тревоге становились посыльными. Посыльный - это фактически средневековый гонец а-ля Бенни Хилл, который должен оповестить тт. офицеров и прапорщиков о том, что таки объявлена тревога! Потому как телефонов домашних в г. Витебске в конце 80х у указанных категорий военных обычно не было, так что товарищ посыльный должен был добежать до них ножками и позвонить им в дверь. Конечно, большинство тревог были плановыми, так что все и так знали... но любая внеплановая тревога превращалась в многочасовое подтягивание офицерского состава в казарму. Это, между прочим, к вопросу о "боеготовности". 

Но я посыльным не был, что меня безмерно радовало, потому как бег на длинные дистанции никогда не был моим коньком. Согласно боевого расчета я должен был бежать туда, где и так проводил большую часть моей жизни, - на узел связи. Т.е. в большинстве случаев бег был на месте. Если тревога была длинной, то мне приносили мой автомат с патронами и харчи. А так - почти ничего в моей жизни не менялось. Чем я как человек по натуре консервативный был очень доволен. Суета вообще омерзительна, по-моему.

Несколько хуже было, если тревога заставала меня не на рабочем месте. Тогда на это место надо было бежать. Последний термин, впрочем, никто не воспринимал буквально, так что и тут я не сильно потел. Бег трусцой продолжался ровно до поворота, после которого начинался подлесок, где можно было уже идти не спеша. С секундомером, в конце концов, над нами никто не стоял, а по своей инициативе солдат побежит разве что на дембель.

 ... В тот день я, как это часто со мной бывало, сидел в офицерской библиотеке и разговаривал с молоденькой библиотекаршей о литературе. Читал я тогда очень много, и провинциальная барышня, смею предположить, подпала под мое северно-столичное обаяние, быстро разглядев под пропахшим вонючей казармой х/б мальчика из хорошей семьи, бывшего студента и вообще лапочку. Мне с ней общаться было не то чтобы сильно интересно, но альтернативы были куда мрачнее. Да и потом, поговорить на литературном русском языке, не отягощенном непечатными словами, было очень и очень полезно.

Так вот, пока я сидел с этой девицей и обсуждал, грубо говоря, влияние Кафки на Фолкнера, в окружающем нас мире происходила тревога - но в тиши библиотеки ее признаки не ощущались совершенно. Collapse )
goggles

Оскар ггг

Истерически смешно, что Кейт Уинслет получила-таки "Оскара" за "Ридера". Вот, если кто не видел:



Это из псевдодокументального сериала Extras, где она играет как бы саму себя. Смотреть надо с 2:00 до 4:00, где она объясняет коллегам из массовки, что ее достали номинации и что она снимается в "холокост-фильме", чтобы уж наверняка получить "Оскара". При этом не слишком лестно отзываясь о "Списке Шиндлера" и "Пианисте".

Конечно, это как бы не она, а ее "злое альтер-эго", но всё равно ужасно иронично, насколько она попала в точку.