June 6th, 2009

goggles

Этис атис аниматис

Все уже, конечно, слышали "Волшебного кролика" (если нет, вот он в высоком качестве). АдЪ, конечно, тут не поспоришь. Белорусский Дэмиен и всё такое. Кстати, его уже и в видеоряд "Омена" вставили умельцы, конечно. Еще можно в "Донни Дарко" вписать, из напрашивающегося.

Ничего удивительного, если вдуматься: Белоруссия - родина советского хоррора. Если кто в детстве смотрел "День гнева", тот это знает.



(via alhimovich)
goggles

Писательские понты

Писатель Лукьяненко тем временем отдыхает на Сицилии, на честно заработанные "позорами" деньги. Постит, конечно, фото, чтобы все обзавидовались, вроде этого. Народ в комментах, естественно, ахает и охает, но у меня лично подобные картинки вызывают чувство рвоты. Ну вы меня знаете, подобная средиземноморская грязь на меня действует как красная тряпка на быка. Год в Марселе не прошел даром для моей психики...

Лукьяненко - дурак, конечно. Июль на Сицилии - это 40-градусный ад. Кому это нафиг нужно, когда на улицу не выйти, неясно. Вот пара месяцев на вилле на берегу Женевского озера - дело другое. Впрочем, возможно, дорогому россиянину надо привыкать к цивилизации постепенно, чтобы не было шока. Италия тогда должна быть ему близка по духу: законы носят приблизительный характер, море полиции, на дорогах - полный бардак, никто не говорит по-английски, и т.п. А Швейцария может стать культурным шоком.
davis

Галковский совсем спятил

Американские скульптуры или фотографичны или абстрактны. У здания ООН я наткнулся на нечто с портфелем:

[pic]
>

Стали с сопровождавшими меня нью-йоркцами гадать, что бы это значило. Я решил что холокост, мотивируя, что всё что непонятно - это холокост. И как в воду глядел. Оказалось - памятник Валленбергу. Мол, чела подмели, а портфельчик остался. «Чиновник умирает, а его ордена остаются на лице Земли». Я, правда, сначала решил, что в портфеле «пепел жертв». Мол, получите прямо в руки. Папу взяли с портфелем, в портфеле и выдали.

Валленберга мож ещё и выдадут. Англичане они добрые. Любопытно, что родственники Валленберга и Швеция в целом до последнего сопротивлялись прославлению «героя» и в конце концов поставили ему памятник в виде ползущих какашек.


Без комментариев.