July 9th, 2009

bad trip

Нах Бонн

Те, кто меня давно читает, те знают, что во всем, что касается путешествий, я совершенный параноик. (Что, разумеется, никому нафиг не интересно, потому как всем интересны только они сами, но я всё равно упомяну на всякий случай - вдруг кому-то чудом таки да.)

Параноик я, кстати, потому что в мой Самый Первый Приезд За Границу наперекосяк пошло всё, что могло пойти, хотя летел туда я бодрячок-бодрячком. Ну, родовая травма, сами понимаете. Вот и дую на воду.

Короче, в понедельник я лечу в Дюссельдорф, а оттуда поездом еду в Бонн. Когда я покупал билет на самолет, это казалось очень хорошим вариантом, потому как самолет прямой, а из аэропорта как бы идет прямой поезд на Bonn Hbf.

Так вот, на самом деле (boring alert!) с 5 июля прямого поезда никакого нет (ремонт путей? впрочем, who cares), а есть поезд с двумя пересадками - в Дюссельдорфе и Кёльне. Пересадки эти не сильно длинные, а Deustche Bahn не сильно пунктуальный, так что есть такое тяжелое чувство, что мне предстоит нечто, что я ненавижу всеми фибрами: жалкие метания. И потеря лица как следствие. И пот градом, конечно.

Час при этом будет поздний, а немецкого я не знаю, увы. "Фиш стрит, цигель-цигель! Михаил Светлов, у-у-у!"

Причем Плана Б здесь нет и быть не может, потому как План Б - это обычно доставание бумажника и полный отказ от общественного транспорта. Ну так от станции в Бонне я и так возьму такси до отеля. (Это если оно там будет, конечно. Есть в Европе станции, где такси нет.) А от Кельна до Бонна такси будет дороговато, если поезда кончатся. Короче, тоска.

Чтобы два раза не вставать: организатор и вдохновитель написал участникам мыло с программой на следующую неделю. В программе мой доклад поставлен на понедельник, когда я еще буду тут, а не там. Это при том, что организатор в теории прекрасно знал мою дату приезда. Ну что, ответил ему, конечно, что будет чертовски непросто сделать доклад на расстоянии, и всё такое. Разрулят, наверное, но осадок остался.
fofudja

О конвертации имен

Некоторые русские (уменьшительные) имена теряют всякую благозвучность при попытке конвертировать их в англоязычной среде. Например,

Дима (dimmer?)
Света (sweater?)
Настя (nasty?)

Все здешние носители указанных имен, кого я знаю, вынуждены использовать их полные версии. В последнем случае это, впрочем, тоже вызывает нездоровые коннотации.