January 25th, 2012

dostoyevsky

Собрать невозможно

При этом некий представитель Центризбиркома на условиях анонимности рассказал газете "Ведомости", что качество собранных всеми кандидатами подписей было низким, поскольку за столь короткий срок собрать два миллиона подлинных подписей невозможно, а кандидаты просто не в состоянии проконтролировать качество работы сборщиков.

Итак, нам, по сути, прямым текстом сказали, что участвовать в президентских выборах могут только лидеры парламентских партий. А чтобы попасть в парламент, партия должна быть зарегистрирована в Минюсте. А регистрация в РФ не уведомительная, а разрешительная, так что регистрируют там только тех, кого хотят.

Почетное 117-е место как оно есть, короче.
goggles

R.I.P. Житинский

Он был 100% советским писателем - и 100% ленинградским. Из тех, кого то издавали, то не издавали, но кого читали почти все, кого я знаю. Стругацкие, Шефнер, И. Грекова, Житинский, И. Варшавский, Вл. Орлов, ранний Веллер - вот и всё, наверное, что я действительно любил из позднесоветской литературы.

Как и Шефнер, покойный был, что называется, feel good чтением, добрым писателем - хотя временами и очень горьким. Он как-то сумел отразить преобладающее отношение интеллигенции к совку - не про- и не антисоветское, а сложное, смешанное. Когда его герой Демилле слышит по "голосам", что умер Высоцкий, ему грустно оттого, что приходится узнавать такие новости полуподпольно - вот примерно так мы себя тогда и чувствовали.

Его роман стал его, по сути, лебединой песней, но зато спетой от души. Я здесь согласен с Быковым: это был самый важный литературный опус последних 20 лет СССР, написанный по-русски.

То, что он писал после развала страны, было уже нечитабельно. Его блог был откровенно скучен. Его восторженные оценки молодых писателей (вроде Горчева и Букши) были мне мало понятны.

Для меня он навсегда останется в 80х, когда я узнал и полюбил его книги.

R.I.P.