March 21st, 2012

dostoyevsky

Салье всё

Умерла Марина Салье.

Я впервые увидел ее в 90-м, когда она баллотировалась в депутаты Верховного Совета РСФСР (и Ленсовета по совместительству) в моем Василеостровском районе.

На тот момент я уже занимал прочную анти-"демократскую" позицию, да и лично она мне была крайне несимпатична - обрюзгшая, крикливая тетка с вечно грязными волосами. Штаб у нее располагался на Большом проспекте и вообще производил впечатление профессионально работавшего органа. Листовки сыпались градом, к примеру - и это в те годы, когда ксерокс был еще редкостью (и, быть может, даже официально запрещен).

Противостояли ей всякие разные люди, включая всем известного экономиста Андрея Илларионова (тогда скромного к.э.н.) и Петра Шелища.

Но главным ее конкурентом был первый секретарь Василеостровского райкома Кораблев. Мы с мамой предложили свои услуги его штабу и слегка поучаствовали в агитации.

В отличие от Салье, которая ничего не боялась, наш штаб боялся лишний раз чихнуть дабы не вызвать шквал обвинений в использовании "партийного ресурса". Так что кампания была очень скромной - в основном, мы тупо стояли у метро с плакатами и агитировали проходящих граждан. Граждане в массе своей были настроены весьма негативно, так что было непросто. Никаких отксеренных агитматериалов у нас не было - по указанным выше причинам.

В результате Салье выиграла - во втором туре, правда. Почти все голоса мелких кандидатов отошли ей, и она набрала более 60%. (В честности подсчетов тогда сомнений не было, конечно.)

... Дальнейшее известно: Салье пыталась бороться с Путиным, обвинив его фактически в расхищении валютных средств, но Собчак спустил это дело на тормозах. Верховный Совет расстреляли из танков, Ленсовет перезагрузили, и Салье уехала от греха подальше в деревню, "опасаясь мести вышеуказанного председателя".

Кораблев же, помнится, как-то некисло устроился, хотя сейчас мне что-то его сходу не выгуглить. В каком-то он был совете директоров, что ли.

Оглядываясь назад, я понимаю, что с классовой точки зрения вел себя в те годы совершенно правильно: вся эта "шоковая терапия", которую поддерживала Салье, для меня лично как для сугубо нерыночного человека, была смерти подобна, что славные 90-е прекрасно и доказали.