April 26th, 2012

wolfenstein

Сон

Приснился под утро отличный сон, просто отличный.

Как будто я в каком-то особняке, и мы ждем атаки драконов. Драконы эти - бывшие люди, которых научились превращать в василисков в секретных лабораториях ЦРУ, причем в виде дракона человек жил недолго, ровно на одно нападение. Естественно, эксперимент вышел из-под контроля, и технологией завладели плохие парни.

... Собственно атаку я отбивал, стреляя из окна из какого-то секретного ружья. Ружье обладало немалой убойностью, вот только скорость стрельбы из него была невысокой. А драконы - размером с лошадь примерно - двигались очень быстро, так что задача состояла в том, чтобы предсказать, куда они будут перемещаться.

В конце концов, когда я уже был готов выбросить это чертово ружье из окна, мне повезло: трое драконов сгрудились прямо перед моим носом, и я жахнул, целясь в землю под ними, как из гранатомета.

Это и стало переломом в битве: драконы ретировались, а меня все стали поздравлять. С чем я и проснулся, с чувством выполненного долга.
fofudja

О голд-диггерах и паспорт-хантерах

Моя любимая история на тему - это история одной украинской дамы-математика.

Дама эта, которую мы будем называть "Наташа", в начале 90х познакомилась в Киеве с визитером-французом, которого назовем, скажем, "Квазимодо", потому как сходство на самом деле поразительное.

Так вот, Квазимодо этот приехал в Киев потому как в их тусовке было принято ездить в разные экзотические страны и впитывать их неповторимый аромат. На Украине в те времена, как и везде в бывшем СССР, было худо, так что Наташу и Квазимодо сразу же объединил поиск еды и прочих базовых вещей, без которых никак. Потом, понятное дело, наступили высокие чувства, и Наташа вскоре переехала вместе с дочкой во Францию.

В Киеве она занималась какой-то местной математикой, но во Франции ей пришлось перепрофилироваться, конечно, чему сильно помог Квазимодо. Фактически, он написал ей французскую диссертацию, а потом помог с трудоустройством.

Когда Наташа переехала в другой город, Квазимодо поехал с ней, благо во французской академической системе подобный перевод из института в институт делается легко.

Вскоре она его, впрочем, бросила, и он поехал обратно.

... Я встретил его в 2000-м, в Кембридже, и он был очень грустен, ему нужна была женщина. Мы с ним, надо признаться, никогда друг друга не любили, по причине его мерзкого характера, но здесь я ему посочувствовал как мужчина мужчине, и мы крепко выпили в местном пабе.

С Наташей же мы встретились в 2001-м, и она мне рассказала, что живет уже с кем-то другим. Статей у нее с тех пор было ровно две.

История, конечно, банальная - сколько русских баб приезжают по этой части на Запад, а потом кидают опостылевших мужей - но академический аромат, согласитесь, придает ей особую пикантность.