July 14th, 2015

dostoyevsky

Про убогих украинцев не так поняли

Надо же, как артист Табаков обосрался со своим шовинизмом-то. Думал, старый дурак, что это мейнстрим нынче, а оно оказалось, что мейнстрим-то он только среди явного быдла. А он вроде как кот матроскин, "на котором мы все выросли", а также, как это ни удивительно, светоч культуры. Что, типа, обязывает "быть выше этого".

В общем, вышел конфуз, и этот идиот не придумал ничего лучше, чем уйти в несознанку. Ну и гондон, прости господи.

urine
sidorelli

Веллер: было и стало

Веллер (в хорошей, годной статье) пишет в конце:

Иногда мне хочется быть марсианином.
Улететь к черту и наблюдать все в подзорную трубу.
Ну так улетел же, еще при совке. Потом писал в "Ножике Сережи Довлатова" (90е):

Россия – остается своей: ты приезжаешь – здор-рово, ребята! Смотришь в лица, прочее мелочи. И по дороге от лица до лица – шизеешь: от грязи и бьющей в глаза, нерадивой и бесстыдной нищеты, естественной окружающим: от обшарпанных прилавков, вонючих лестниц, колдобистого асфальта; от дебильной медлительности кассирш и неприязни продавцов, от грубости равнодушия и простоты жульничества, агрессивной ауры толпы, где каждый собран за себя постоять, туземной раздрызганности упресованного телами транспорта, нежилой неуютности кабинетов и коридоров, от неряшливой дискомфортности редких кафе и убогой пустоты аптек. Таксист хам, редактор враль, слово не держится, в метро духотища, водка отрава, вязким испарением прослоена атмосфера, тягучий налет серости на всем, и от этой вселенской неустроенности устаешь: сам процесс жизни делается тебе труден неизвестно отчего.

Вдруг замечаешь, что ты не так одет: негладящиеся штаны и рубашки вольных европейцев, интеллектуалов и профессуры, неуместны среди двубортных костюмов старших банковских клерков, словно ты фрондируешь из бедности, а сьют при галстуке не вписывается меж растянутых свитеров и несвежих клетчатых рубашек. Не понимаешь выражения глаз и голоса при официальном знакомстве: тебя изучают, оценивают и взвешивают, чтобы избрать стиль общения согласно твоему положению: единой и равной для всех дистанции официального общения не существует, а ошибочная нелепа. Не готов к тому, что желание выпить по рюмке обычно переходит в намерение неукоснительно прикончить бутылку и взять следующую.

И вдруг обнаруживаешь в себе остраненную и отстраненную независимость: ребята, я уже не здешний. Я уже живу за границей. Достоинство и отрада свободы – мягкая улыбка: я ни от кого ничего не хочу, мне ни от кого ничего не надо, я – вне, отдельный: я даже нетвердо знаю, что тут у вас происходит и по каким правилам на какие ставки вы играете. Обнимаю, искренне ваш.

И не просто хочешь домой: нет, в главном тебе здесь нравится, интересно, здесь твои друзья, здесь решаются дела и судьбы, здесь кипит жизнь – это, вроде, и твоя тоже настоящая жизнь, впечатления, события, новости, знакомства, планы, все это хорошо, – но при этом одновременно хочется жить дома. Там. И не то чтоб там лучше – нет, там никак, скучно, духовно пусто, одиноко, привычно, нормально: как раньше, как обычно; как всегда. Чуждо. И кажется, будто там для тебя внутренне ничего не изменилось, и будто сам ты внутренне не изменился, – но и здесь чуждо! тяжело; неприятно; непривычно; зависимо. Не твое. Ты был отсюда. Но ты уже не отсюда.
А потом всё-таки вернулся, прописался в телевизоре, вещал. Эстония явно не катила. Ну так а теперь чего в марсиане подаваться? Как тот еврей из анекдота, ей-богу. Он что, из Москвы в Таллин через Париж летает?
не ссы

отказ всех четырех двигателей

Ракетоносец Ту-95МС с авиабазы Украинка (Амурская область) разбился 14 июля в 09:51 мск в районе авиационного полигона Литовка (в 60 километрах от Хабаровска). Самолет, выполнявший учебно-тренировочный полет без боекомплекта, упал в безлюдном районе. Предварительно сообщается, что причиной стал отказ всех четырех двигателей. Экипаж покинул борт на парашютах.

А у двоих еще и парашюты, надо думать, не раскрылись. Летающие гробы, фактически.

Меня вот интересует, что будет, если у такого сундука откажут двигатели в непосредственной близости от территории Юкей, например. Сюда-то они летают с боекомплектом - хорошо, если не с атомными бомбами. И что тогда? Куда он упадет? И куда выбросятся летчики со своими дырявыми парашютами?